Третий тост за российского офицера

10 лет назад — 3 ноября 2002 года — в небе над Ханкалой погиб заместитель командующего 58-й армией Северо-Кавказского военного округа полковник Станислав Марзоев. Выпущенная из ПЗРК «Игла» ракета подло и смертельно уколола поднявшийся над «взлёткой» Ми-8, в котором находились офицеры управления армейского объединения. Спастись у них шансов не было. И всё же они пытались. Полковник Марзоев с трудом распахнул дверь подбитой винтокрылой машины, вытолкнул одного из военнослужащих и прыгнул сам. А уже через несколько секунд вертолёт взорвался. Все члены экипажа и пассажиры мгновенно погибли. Но отчаянные смельчаки, успевшие до взрыва покинуть «вертушку», этого уже не увидели. Высота была запредельной и выжить им было не суждено…

Станислав Марзоев был настоящим офицером, который всегда навстречу трудностям и испытаниям шагал первым. Поэтому и погиб при исполнении служебного долга, оставшись верным присяге. А ещё — своим собственным принципам. В личном дневнике Станислава Васильевича есть такие слова: «Пусть и впредь святой Георгий покровительствует солдатам России. Буду всё делать для мира, добра и счастья в России. Клянусь…» От этой клятвы офицер не отступал никогда. Впрочем, по-другому и быть не могло. Сын полковника Василия Дагуловича Марзоева — фронтовика, оборонявшего Москву и сражавшегося за Сталинград, Станислав был воспитан в лучших традициях любви и преданности Родине. В 1971 году он был призван в ряды Советской Армии, где получил рекомендацию для поступления в военно-учебное заведение. И ни в какое-нибудь, а в Новосибирское высшее военное командное училище. В 1981 году — одном из самых сложных для нашего ограниченного контингента в Демократической Республике Афганистан — оказался «за речкой». Причём в составе подразделения 56-й отдельной десантно-штурмовой бригады, дислоцированной в Кундузе и её окрестностях. Из Союза Станислав Марзоев был откомандирован в пехоту — 201-ю дивизию. Но, прибыв в Кундуз, сумел «договориться» с десантурой. Рекомендацией явились крепкая фигура старшего лейтенанта, его неотразимое обаяние и значок парашютиста с цифрой «100» на подвеске. И Марзоев занял вакантную должность в дшб. И пока его тщетно искали кадровики 201-й дивизии, Станислав вместе с новыми сослуживцами ходил в рейды. В штабе мотострелков числился дезертиром, а у десантников он значился в героях. За успешно проведённую реализацию разведданных командованием бригады старший лейтенант Марзоев был представлен к медали «За отвагу». Молодой офицер был одновременно толковым политработником, смелым и успешным офицером. Эти качества отмечали в нём на всём пути его жизни, которая оборвалась в 49 лет.

Мало кто знает, что Станислав Марзоев незадолго до гибели был назначен на генеральскую должность. Но с
территории Грузии в Северную Осетию и Ингушетию прорвались группы боевиков. Началась операция по их блокированию и уничтожению. И Станислав Васильевич принял решение остаться с боевыми товарищами.
Как вспоминает генерал-полковник Владимир Чиркин — на момент той страшной трагедии являвшийся начальником штаба армейского объединения, — заместитель командующего 58-й армией по воспитательной работе полковник Станислав Марзоев умел настроить военнослужащих различных категорий на чёткое выполнение служебно-боевых задач. Он лично появлялся в подразделениях накануне наиболее важных и сложных боевых задач. И словно заряжал личный состав уверенностью и нужным настроем. А ведь соединения и воинские части 58-й армии базировались в разных субъектах: Чечне, Дагестане, Северной Осетии. Везде были своя специфика, свои трудности. И всё это необходимо было учитывать в организации воспитательной работы. И полковник Марзоев, как никто другой, умел это делать.

— Мы учились у Станислава Васильевича этим качествам настоящего офицера-воспитателя. Он отлично разбирался в людях. И сам был отличным руководителем и человеком, — рассказал «Красной звезде» один из его бывших подчинённых, а впоследствии также заместитель командующего 58-й армией полковник Эдуард Давыдовский. Полковник Марзоев погиб у него на глазах.

Об этом вспоминают и многие другие наши собеседники. Нынешний председатель правительства Республики Северная Осетия–Алания Сергей Такоев, например, не устаёт удивляться, как Станислав Васильевич мог быть таким внимательным ко всем и ко всему. Например, к ветеранам. Одновременно уделяя им внимание и воспитывая на их примере подрастающее поколение.

— В нём в полной мере сочетались лучшие качества кавказского мужчины: любовь к родине, забота о близких, уважение к старшим. Этому можно и нужно поучиться у Станислава Марзоева, — уверен Сергей Такоев.
Тёплые слова прозвучали и из уст генерал-лейтенанта в отставке Урузмага Огоева, в начале двухтысячных возглавлявшего совет безопасности республики, который подчеркнул, что полковник Марзоев не был кабинетным работником — он всегда был в воинских коллективах, среди солдат и офицеров, там, где в нём особенно нуждались. Так было в Афганистане. Затем во время многочисленных вооружённых конфликтов в Северо-Кавказском регионе. Позже — в Чечне. Поэтому Станислав Марзоев постоянно выезжал и вылетал в служебные командировки в зону боевых действий. Вот и 3 ноября 2002 года заместитель командующего 58-й армией возвращался из 42-й дивизии, в которой проводил проверку.

Впрочем, почему мы говорим лишь о периоде, когда Станислав Васильевич являлся главным воспитателем самого боевого армейского формирования СКВО. Ведь немало было сделано и в бытность его службы в республиканском военном комиссариате. Огромный авторитет в республике, который позже помогал решать многие проблемные вопросы, был заработан и во время службы в военкомате. Полковник Марзоев всегда подчёркивал, что осетины издревле служили на благо России и среди них было огромное количество блестящих и героических офицеров и генералов. И мечтал возродить эту славную традицию. Именно поэтому он был и в числе инициаторов воссоздания во Владикавказе суворовского военного училища, которое стало основой военно-патриотического воспитания подрастающего поколения ребят из Северной Осетии–Алании и других республик, краёв и областей.

— Знаете, какое определение будет самым подходящим для этого светлого человека? Он был на своём месте, — охарактеризовал Станислава Васильевича в нашем разговоре начальник Северо-Кавказского суворовского военного училища полковник Руслан Тавитов, в стенах которого свято чтят память своего героического земляка. Руслан Сергеевич сам долгое время служил в разведподразделениях и отлично знает, что такие награды, как медаль «За отвагу» и орден Красной Звезды, которыми Станислав Марзоев был отмечен в Афгане, свидетельствуют о его личном бесстрашии и высоком профессионализме. Не случайно и то, что из «пыльной и жаркой страны» молодой замполит прямиком отправился в Военно-политическую академию им. Ленина. Будучи патриотом, Станислав Васильевич хотел и в других в полной мере воспитать это чувство. Таким он был и в словах, и в делах. Например, его диссертация была посвящена именно вопросам патриотического воспитания граждан. Совсем немного оставалось и до защиты докторской.
Младший брат Станислава Марзоева Аркадий тоже стал офицером. Сегодня он также носит погоны полковника и служит в управлении 58-й армии.

— Для Станислава понятия Осетия и Россия всегда были неразделимы. Всей своей жизнью он давал своим родителям и Отечеству повод для радости и гордости за сына. Подрастающему поколению он и сегодня мог бы стать примером того, как нужно жить. Я счастлив и горд тем, что могу называться его братом, — сказал полковник Аркадий Марзоев.

p24878Десять лет назад не стало полковника Станислава Марзоева. Проститься с ним тогда пришли люди разных национальностей, вероисповедания, сословий. И все они с горечью отмечали, что не стало великого сына Осетии и России. Со всеми воинскими почестями офицер был похоронен на Аллее Славы во Владикавказе. Посмертно мужество и самоотверженность полковника Марзоева были также отмечены двумя наградами: орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени и серебряной медалью «Ратник Отечества». А два года назад в североосетинском райцентре Дигора был торжественно открыт мемориальный бюст героя.

Так уж случается, что лучшие уходят первыми. Наверное, потому, что не привыкли прятаться от трудностей и опасностей за чужими спинами. Так было и с заместителем командующего 58-й армией по воспитательной работе полковником Станиславом Марзоевым. Его друг — офицер и поэт Александр Ковалёв — в стихотворении сказал так: «Он был очень земным для неба и возвышенным для земли!..»

И к этому нечего добавить. Лишь молча поднять третий тост. За настоящего патриота, мужчину и офицера.

Юрий БОРОДИН, «Красная звезда». 02.11.2012
Постоянный адрес статьи

************************************************

azamat-tseboev.livejournal.com

МОЙ БРАТ СТАС

Мы с детьми провели в музее Вооруженных Сил уже больше двух часов. В одном из последних залов я остановился рассматривать карту Чечни.
– Папа, смотри – твой брат!
Давид показывал на стенд в центре. Сначала я увидел фотографию ― улыбающийся Стас в выцветшей форме, десантный тельник, размытые контуры гор на заднем плане. Фотка начала 80-х, одна из первых, что он прислал из Афганистана. Рядом ― его личные вещи и бумаги.

Стас ― это мой двоюродный брат. Родных у меня никогда не было. Их с лихвой заменяли двоюродные. Так у нас было принято. Стас был самым старшим и самым военным. После окончания новосибирского военно-политического училища он неожиданно для нас оказался в спецназе. Это было странно ― он всегда был самым рассудительным и самым мирным из всей нашей родни, несмотря на военную косточку ― его отец, Василий Дагулович, был кадровым военным, прошел всю Отечественную, а потом занимал руководящие посты в Средне-Азиатском округе.

Стас в числе первых попал «за речку», в Афганистан, где служил в 56-й отдельной десантно-штурмовой бригаде. Был награжден орденом «Красной Звезды», медалью «За отвагу», был ранен. Потом учился в Академии. Практически в то же время, что и я в Университете. Периодически пропадал, возвращался загорелым среди московской зимы. Когда мои однокурсники спрашивали, косясь на парашюты в красных общевойсковых петлицах, не в КГБ ли он служит, Стас отшучивался: «Не, куда нам… Мы армейские… Ускоряем революции в слаборазвитых странах».

238766_original

239202_original

Перестройку, Горбачева, Ельцина и многое другое он воспринимал сложно. Или, скорее, он относился ко всему этому, как к чему-то временному, к тому, что надо пережить. Новое мышление принесло, помимо Солженицина и Резуна, целую россыпь горячих точек, так что Стасу было, чем заняться. Насколько он не любил войны, настолько серьезно и ответственно относился к своей профессии. Он говорил, что его работа ― воевать с войной.

Когда его назначили заместителем командующего 58-й армии, что вела затяжную войну за наведение конституционного порядка в Чечне, он летал из Владикавказа в Ханкалу, как другие ездят каждое утро на работу на троллейбусе.

Вечером 3 ноября 2002-го позвонил папа и, еле сдерживая слезы, сказал, что Стас погиб.
Ми-8, в котором летел он и еще 8 человек, при вылете с аэродрома Ханкалы был подбит ракетой и начал падать почти с километровой высоты. Обученный бороться за жизнь до конца, Стас вытолкнул из горящей машины сопровождавшего его солдата и выпрыгнул за ним сам. Чуда не произошло.

Прощаться со Стасом к Дому Офицеров пришел, казалось тогда, весь город. Приехали его друзья со всего Союза. Мы с братьями стояли у гроба. Его друзья ― несгибаемые и жесткие офицеры ― плакали, не стесняясь. Я тоже плакал.

Мы похоронили его в Аллее Славы, неподалеку от того места, где живут мои родители. Когда мы с детьми бываем во Владикавказе, мы довольно часто заходим его навестить.

Прошло ровно десять лет со дня его гибели, а я так и не научился думать про Стаса «был». Его именем назвали 50-ю среднюю школу во Владикавказе, а в Дигоре, родном селе его отца, где Стас родился, поставили бюст. А вчера во Владикавказе прошла траурная церемония, посвященная памяти полковника Станислава Марзоева. Было много народу ― родные, друзья, сослуживцы по Афганистану и Чечне, представители командования 58-й армии, руководство республики.

На памятнике Стаса выбит отрывок из стихотворения поэта-фронтовика Михаила Львова, написанного им в 1943 году:

Готовность к смерти ― сильное оружие.
И ты его однажды примени…
Мужчины умирают, если нужно.
И потому в веках живут они.

×
Позвонить нам
[contact-form-7 404 "Not Found"]