Настоящий человек из ВДВ

klec_foto_iz_statiСтарший лейтенант Вячеслав Клец, получивший страшную травму на учениях, продолжает служить в спецназе и прыгать с парашютом.

…Болевой шок он «проско­чил» за считанные секунды. Сидел, стиснув зубы, смотрел на «разжеванную» металлом ногу, на быстро набухающий кровью «комбез». «Все,- по­думал,- придется идти рабо­тать в школу».

В школу не хотелось. Он достал жгут и туго, до оне­мения мышц, завязал его вы­ше колена. К нему уже бежа­ли люди. Потом, в больницу, приехал замполит, майор Батыщев:

— Не волнуйся, жив — глав­ное, что-нибудь придумаем…

А придумывать было нече­го. В 24 года старший лей­тенант Вячеслав Клец стал калекой. Несчастный случай на учениях однозначно пере­черкнул службу, а вместе с ней и жизнь, которую Слава, кроме как с воздушным десан­том, ни с чем больше и не связывал.

Отец у Клеца — военный. Из тех офицеров, что прошли Крым, «рым» и еще Египет. Тоску жизни в глухих гарни­зонах и весомую тяжесть бо­евых орденов отца на ладони Слава знает не понаслышке. Мук выбора судьбы для маль­чишки не существовало: в ар­мию. Хотел стать офицером именно воздушно-десантных войск, но в Рязанское команд­ное училище поступать побо­ялся. С детства было плоско­стопие, и хоть измучив себя всевозможными лечебными гимнастиками Слава врож­денный порок исправил, но все же не верил, что сможет «проскочить» строгую мед­комиссию в Рязани. Посовето­вали Клецу попробовать посту­пить в Новосибирское поли­тическое — там был десант­ный факультет.

Слава попробовал, поступил и закончил НВВПОУ с «крас­ным» дипломом.

Первым местом его офицер­ской службы стала… Швейца­рия. Кто не верит, может убе­диться: есть у Вячеслава фо­тография, где он снят у ука­зателя, на котором: «Швейца­рия». Это такое местечко в Литве, неподалеку от которо­го дислоцировалась тогда учебная дивизия ВДВ.

В разведку Клец попросил­ся сам и отбегал-отпрыгал в ней два года в Литве, а по­том еще два в батальоне спецназа в Подмосковье — все, что полагается отбегать-от­прыгать молодому офицеру. Еще были политическая «под­ставка» в Каунасе и «спец­командировка» в Северную Осетию.

Несчастье не ногу перело­мало — сломало судьбу.

Но рвется там, где тонко. В десанте же друзей не «сдают». Солдаты взводами приходили сдавать для него кровь, офицеры собрали день­ги на протез: в июле 1993 го­да он стоил более 300 тысяч рублей.

Слава валялся на больничной койке, а за стенами госпи­таля его друзья шли за него в «атаки». Офицерское собра­ние спецназа выступило с ходатайством оставить старше­го лейтенанта Клеца в рядах Вооруженных Сил. Командир, полковник Виктор Колыгин и офицер штаба войск полков­ник Павел Поповских проры­вали одну за другой «линии обороны» медицинских комис­сий. Дал «добро» на дальней­шую службу Вячеслава в ВДВ командующий войсками гене­рал-полковник Евгений Подколзин. Последнее «разрешаю» написал на рапорте министр обороны генерал армии Павел Грачев.

А у Славы были свои бои. С «отхваченной» чуть ли не по колено ногой можно было думать только о тихой штаб­ной должности. А он хотел служить на полную «катуш­ку», хотел прыгать с пара­шютом.

Так и объяснил мастеру Вадиму Клименскому из Цен­трального научно-исследова­тельского института протези­рования и протезостроения. Тот, сам бывший десантник, не подкачал, сделал специаль­ный протез с «усилением» на бедре.

Старший лейтенант Вяче­слав Клец вернулся в родной спецназ, вновь в разведку. Правда, уже не в боевое под­разделение — старшим по­мощником начальника инфор­мационно — разведывательного отделения части. Медики вы­несли безжалостный приго­вор: «Годен к нестроевой». И никаких прыжков с парашю­том — категорически и навсег­да. Ответственность — тяжелую, страшную, под срыв погон и тюрьму — взял на себя начальник воздушно-десант­ной службы части подполков­ник Александр Павлович Крю­ков. Вячеслав Клец, уже имев­ший на счету 120 прыжков с парашютом, за два дня уче­ний добавил к ним еще пять.

Вместе с нашим спецназом в тот день прыгал француз­ский офицер-десантник. Пяти­десятилетний Клод большую часть жизни прослужил в Иностранном легионе, в кото­рый пошли служить Франции и все семеро его сыновей. Ког­да он увидел, как после прыжков юный и улыбчивый русский офицер снимает про­тез, то попросил через пере­водчика передать ему, что такого он за свою жизнь не ви­дел и что восхищен мужест­вом…

…Сегодня, в день ВДВ, старшему лейтенанту Вяче­славу Клецу не придется под­нять стопку «за десант». Зав­тра у него последний экза­мен. Не жизненный — обыкно­венный учебный. Слава посту­пает на юридический факуль­тет Военного университета. Учиться собирается заочно — не хочет расставаться с воз­душным десантом, в котором мечтает служить и по выпус­ку.

Я ему пожелал «ни пуха…». Он послал меня к «черту». И правильно. И не страшно. Я сам служил солдатом в де­санте и знаю, что наш «поло­сатый брат» выживает и про­бивается всем чертям и смер­тям назло.

Александр Хохлов
Газета «Комсомольская правда». 2 августа 1994 г.

**************************************************************

С тех пор прошло почти 20 лет, служба Вячеслава уже не связана с боевой подготовкой, но и по сей день Вячеслав остается предан ВДВ, продолжает прыгать с парашютом и активно занимается рукопашным боем. Воспитал сына Павла в лучших офицерских традициях. Павел, как и его отец,- парашютист и обладатель черного пояса 1 дана по каратэ-до Шотокан.

На фото Вячеслав Клец — курсант 3 курса НВВПОУ — на показательных выступлениях группы рукопашного боя училища в 1989 г.

89_pokaz_kirp_loktem

Вячеслав с сыном Павлом.

klecy

×
Позвонить нам
[contact-form-7 404 "Not Found"]